Голос бога

Оракул — это человек, передающий послание божества. Он входит в транс, божество вселяется в его тело и дает пророческие ответы на вопросы. Такие шаманы не редкость в Гималаях. Практически в каждой деревне, у каждого божества есть свой «голос». И в буддистской, и в индуистской традиции. В долине Спити оракула называют lueyer, что буквально означает «тот, кто отдает свое тело в пользование». Далее — рассказ о таком оракуле из книги Бенти Банача «Деревня под названием „Самосознание“, жизнь и время в долине Спити» (Benti Banach. A Village Called Self-Awareness, Life and Times in Spiti Valley.). Автор работал преподавателем английского языка в школе в деревне Рангрик и собрал много интересного материала о жизни этой мало кому известной долины.

Перевод мой.


Ангджор — оракул. Он живет в доме на главной дороге в Рангрике, напротив школы. В деревне он мелкая сошка. Мы все время вежливо привествуем друг друга, но не более того, так как говорим на разных языках. Для меня он был простым продавцом в крошечном темном чайшопе Caandi Hotel, куда я периодически хожу за печеньем и туалетной бумагой. Я очень удивился, когда узнал, что этот человек с аккуратной стрижкой на самом деле оракул. Просто он оракул не в Рангрике, а в Курике. В этой деревне, в трех милях отсюда, его чрезвычайно ценят и на всех церемониях усаживают на специально зарезервированное место в первом ряду. Жители Курика уважают его, так как он посредник, через которого божество деревни Кармен Гьялмо общается с ними. Ангджора приглашают к постели больных, на свадьбы и дни рождения, чтобы спросить совета у божества, проявляющего себя в нем.

“Я думаю, божество места — это реинкарнация некоего высокого ламы, который когда-то был в тесной связи с людьми из этой деревни или региона. Чтобы общаться с людьми, божеству нужно тело. Для этого и существует оракул”, — объясняет собственную функцию Ангджор. Между оракулом и буддизмом нет принципиальной связи, но иногда божество может попросить деревенских жителей помолиться и прочитать мантры.

Это семейное, объясняет он. Прежним оракулом Курика был его дядя. И Кармен Гьялмо избрала Ангджора наследником. “Мне понадобился год, чтобы понять, что происходит, и смириться с фактом, что я новый оракул. Я постоянно болел. Я чувствовал напряжение во всем теле, оно нарастало резко и начиналось с ног. Потом тело охватывала дрожь. Все это было очень болезненно, и я был крайне обеспокоен”.

Ангджор съездил в Дхарамсалу и в Дехрадун, на обследование, но врачи не смогли определить причину его недуга. А болезнь проявлялась снова и снова и иногда даже вызывала у него странное поведение. “Помню, однажды я безо всякой причины побежал в Курик. И мне часто требовалось пить много воды”. Теперь Ангджор знает, что это признаки оракула. Но в то время, когда божество только начало проявлять себя, когда он был подростком, его ни разу не посещала мысль о том, что он может стать оракулом. В особенности потому, что его отец не был оракулом, а этот дар передается от отца к сыну. Не понятно, почему избрали его. По традиции новым оракулом должен был стать его двоюродный брат. Тот и вправду болел в детстве, но в конце концов Кармен Гьялмо обошла его стороной.

“По прошествии года постоянных приступов болезни, я стал разговаривать с другими оракулами в Спити, так как потихоньку заподозрил неладное. Выслушав мои объяснения, они сразу все поняли: “О, ты станешь оракулом”. Я забеспокоился и испугался. Я стал молить Кармен Гьялмо, чтобы она не избирала меня. Я не способен выполнять такую важную функцию, думал я. Я даже преподнес ей денег в надежде, что она выберет кого-то другого”.

Он не хотел этой роли и очень смущался. Ангджор боялся, что друзья будут смеяться над ним. Разве может мальчишка быть оракулом? Эта роль достается старейшинам деревни, которые целый день сидят с молитвенным барабаном. Разве может быть оракулом тот, что предпочел бы смотреть фильмы на хинди по телевизору или играть в крикет? К тому же, он переживал, что скорее всего его сын, вслед за ним, будет обречен на ту же агонию.

Но Кармен Гьялмо проигнорировала все его мольбы и предложенные деньги. Ее решение было окончательным. “Она явилась ко мне во сне и сказала, что выбор изменить невозможно. Мне суждено принять его”. Это послание обязало Ангджора следовать ряду строгих запретов. Ему не разрешается курить, жевать табак, есть говядину, курицу, чеснок и яйца. Если он нарушит хотя бы одно правило, то тут же заболеет.

Ангджор принял новую роль. Поначалу она казалась ему тяжким бременем, особенно когда Кармен Гьялмо вселялась в его тело. Но теперь он смотрит на свою обязанность, как на привилегию, потому что для жителей Курика, а также селения Сумлинг, в нескольких милях оттуда, его функция очень важна. Он ничего не зарабатывает своими трансами. Все деньги и подарки, которые он получает за свои услуги, тратятся на нужды храма Кармен Гьялмо в Курике.

Сначала Кармен Гьялмо была злым духом, объясняет Ангджор, но духовный глава Спити Лочен Ринпоче усмирил ее и превратил в мирное божество. “Порой она очень гневлива, — признает Таши Ангджор. — В Курике была ступа. Когда ее снесли, Кармен Гьялмо сильно рассердилась и приказала построить новую ступу”.

Он не знает, как выглядит Кармен Гьялмо. “У нее нет ни тела, ни лица. Нам известно только, что она носит. Это платье я надеваю на церемонии”.

Сначала божество проявлялось в теле Ангджора само по себе. Теперь он может управлять процессом и призывать ее, когда пожелает. Но он обязательно заручается поддержкой двух коренастых помощников.

Сегодня Ангджор собирается залезть в шкуру Кармен Гьялмо. Вернее, наоборот, Ангджор пригласит божество снизойти в его тело во время праздника в Сумлинге, где два брата женятся на двух сестрах.

Все комнаты в доме переполнены гостями — они сидят за низкими столами, склонившись над мисками с едой и стаканами с местным пивом и вином. Самая важная комната забита гостями в традиционной одежде, здесь же женихи и их ближайшие родственники. Перед тем как войти в душную комнату, Таши Ангджор надевает яркое платье оракула. А также головной убор в узорах и с цветными лентами. В левой руке он держит копье, украшенное яркими лентами и кхата (хадак, ритуальный длинный шарф в буддизме). Острие копья смазывают маслом — в качестве подношения божеству, которое вот-вот должно появиться. Ангджор садится между гостями, скрестив ноги. Один из его помощников примостился на корточках рядом с ним, другой стоит позади.

Идет подготовка, перед оракулом на стол поставили 3 бутылки местного пива chang и маленькое блюдце с ячменной мукой. Ангджор погружается в глубокое сосредоточение и склоняет голову над копьем. Он молится Кармен Гьялмо, восхваляет ее и призывает прийти. Музыканты создают атмосферу, играя на барабанах и трубе-шалмее. Вдруг Ангджор начал неподконтрольно трясти копьем. Секунд через десять дрожь прошла, а он уставился в точку перед собой. Неожиданно я перестал узнавать моего обычно флегматичного соседа. Вместо него я вижу человека с искаженным, полным муки непонимания лицом, как будто Кармен Гьялмо резко разбудили, вырвав из объятий глубокого сна. Бедный Ангджор, кажется, испытывает огромное давление. В спешке он делает глоток воды.

Когда тело его наконец расслабляется, один из помощников обращается к божеству. “Мы находимся в доме Рама Сингха на двойной свадьбе. Одна из невест уже беременна. В твоих силах сделать так, чтобы вторая тоже забеременела. Для этого мы преподносим тебе chingput (первую и самую важную часть пивного сырья). Мы хотели бы, чтобы ты поделилась этим подношением и с другими богами, потому что нам, простым смертным, очень сложно делать такие подарки. Далее, мы хотели бы, чтобы ты присоединилась к празднованию в большом зале. Мы хотим, чтобы праздник прошел успешно, без препятствий. В этом наша к тебе просьба”.

“Я принимаю ваше подношение и в свою очередь передам его богам”, — Кармен Гьялмо доносит свое послание через Ангджора-глашатого. Он встает и три раза вращается вокруг своей оси, со сгорбленной спиной, как индеец, танцующий вокруг тотемного шеста. В это время помощник помогает оракулу не потерять головной убор и не запутаться в лентах. Затем он садится и подносит ко рту кувшин с водой. Он снова начинает дрожать. Он достает заостренный трезубец длиной сантиментров 20. Повертев в руках, он втыкает его себе в правую щеку и протакливает все глубже, пока острие не показывается в нескольких сантиметрах от уголка рта.

Металлический предмет в щеке не оказывает никакого видимого эффекта на Ангджора. Он продолжает, так как Кармен Гьялмо еще не закончила свое послание. “Мне не обязательно показываться всем гостям. Достаточно того, что я здесь. Праздник пройдет хорошо”, — Ангджор говорит очень быстро, высоким надтреснутым голосом. Интересно, это прокалывание мешает ему говорить как следует? Или это настоящий голос божества? Оракул берет горсть ячменной муки, дует на нее, трясет кулаком и кидает муку в воздух, а затем изучает рисунок, образовавшийся на полу.

Оракул встает и покидает комнату вместе с помощниками и музыкантами. Я смешиваюсь с небольшой группкой людей, которые хотят увидеть следующее послание Кармен Гьялмо. Мы спускаемся по лестнице и выходим из дома на ледяной ветер к двухметровой стене из бессчетных плоских камней, на каждом из которых вырезана мантра “Om Mani Padme Hung”. Оракул обмазывает стену Мани маслом, барабаны и труба сопровождают его действия. Далее он вешает на стену кхата, сверху кладет тяжелый камень, чтобы белый шарфик тут же не унесло ветром. Напоследок он брызгает на стену пивом-chang. Все это — подношения божествам. “Я закончила. Проблем не будет”, — возвещает Кармен Гьялмо.

Вместе со всей компанией я поднимаюсь по ступенькам, обратно в тесную комнату. Прежде, чем сесть, оракул три раза вращается вокруг своей оси. Затем вытаскивает металлический шампур из щеки и делает заявление: “Праздник пройдет без препятствий, но вам нужно читать мантру “Om Ah Hung Benza Guru Pema Siddhi Hung””. Это мантра Падмасамбхавы, великого буддийского мастера, который был рожден из цветка лотоса, и который по прибытии в Тибет в 8-м веке, усмирил всех демонов и другие силы, препятствующие распространению буддизма. Такие божества, как Кармен Гьялмо, испытывают благоговейный трепет перед Падмасамбхавой и его чудесными способностями-сиддхи.

Оракул еще не все сказал. Он просит кусок ткани. Один из помощников передает ему кхата. Кармен Гьялмо плюет на шарфик, завязывает на нем узел и трет копье. Затем божество в очередной раз пьет воду и требует еще один кхата. Снова слюна, узел и магическая сила копья. И вот оба жениха получают по освященному шарфу. Еще немного воды, и оракул сосредотачивается. Сводит глаза, хлопает в ладоши, затем трет глаза и в изумлении оглядывает комнату. Напряжение покинуло тело. Кармен Гьялмо вернулась в свои покои. Добро пожаловать обратно, Таши Ангджор.

Кто-то спрашивает, трудно ли было. “Нет, — отвечает Ангджор, — в конце концов я часто это проделываю”. Чувствует ли он боль в щеке? “Конечно, нет, иначе я бы не смог этого сделать. Но я боюсь, что однажды на лице останется шрам”.

“Я понятия не имею, что происходит, когда я становлюсь Кармен Гьялмо, — объясняет Ангджор позже. — Когда сознание возвращается ко мне, я ничегошеньки не помню. Знаю только, что когда она здесь, я пью много воды. А когда я возвращаюсь к нормальному состоянию, то чувствую боль во всем теле и полное истощение”.

Представление длится от 5 до 30 минут. Щеку он протыкает только по важным случаям, например, на свадьбу или pingri, первый день рождения мальчика. По утверждению Де Небески-Войковитца, такие фокусы проделывают только менее значимые оракулы, которые хотят произвести впечатление на публику и прославить свое имя. Но в случае Ангджора, это неуместное обвинение, ведь он даже не помнит действа. О том, что прокалывал себе щеку, он узнает со слов людей, которые потом ему рассказывают. Интересно, что после прокалывания не остается никакого видимого следа: ни дырки, ни раны, ничего. И для него это является самым большим доказательством того, что то, что он делает, не простое суеверие.

Про него сочинили песню. В ней описываются недуги, которые пришлось перенести Ангджору в детстве, рассказывается о его родной деревне Сумлинг, из которой ему пришлось переехать в Рангрик, место рождения великого йогина Рангрика Репы. Вместе с еще несколькими песнями ее записали на аудиокассету. Ангджор сделал более 100 копий, которые пытался продавать по деревням Спити. В результате ему удалось сбыть лишь несколько штук, и вырученных денег не хватило даже на то, чтобы покрыть расходы на перемещения от деревни к деревне. И конечно, эта сумма не идет ни в какое сравнение с тем, что он потратил на запись кассет. Это так похоже на Ангджора: ключевая роль в царстве божеств, но довольно незначительная в человеческом мире.


Поделиться с друзьями:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • LiveJournal
  • Twitter
  • Blogger
  • В закладки Google
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • del.icio.us
  • Memori.ru

Другие статьи:

Комментарии к записи Голос бога

  1. Вера:

    Серьезные вещи оказывается там происходят. А мы не успели ничего увидеть, кроме потрясающей долины и гор...

    • Lenka:

      Увидеть потрясающие горы тоже хорошо:) а для такого опыта нужно замедлиться и влиться в общество, но это под силу не каждому из нас. Потому и ценны подобные книжки «инсайдеров».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2011 - 2018  wanderwonder.ru  - Индия и Непал в фотографиях и историях. Организация путешествий по Южной Азии.
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на wanderwonder.ru обязательна. Коммерческое использование обязательно согласовать с нами!
Сайт работает на Wordpress. Тема Notes Blog


Вот и все - вернуться в начало страницы!